Легкость бытия

Представляю себе кошмар, испытываемый моими соседями, чьи окна выходят на восток: там с утра до вечера громкоговорители оповещают округу: «Так просто жить лучше!»

Мои окна с другой стороны, можно не беситься, поскольку слышу я этот вопль, только когда иду с работы. Но – бесит. Всю жизнь мне пытаются внушить, что «живем мы весело сегодня, а завтра будет веселей». И хотя, в отличие от процитированной песни советских времен, магазинное зомбирование глобального смысла не содержит, это вполне конкретная торговая реклама, нынешний хрен прежней редьки не слаще.

И там, и там обман. И в переходный период от развитого социализма к дикому капитализму тоже.

Вроде бы мне лично особенно жаловаться не на что. Ни на какие приманки всех времен я не клевала. В лотереях советских времен не участвовала. Ни в каких МММ, «Хопрах», «Селенгах» и прочих ловушках денег не оставляла, хотя сапоги нужны были не только супруге Лени Голубкова, но и мне. Рядом с игральными автоматами не появлялась. И в кредитные сети, куда завлекают банки и магазины внешне (только внешне, поверьте) привлекательными системами скидок и рассрочек пока затащить меня не удалось.

Причин такого упорного моего противостояния всем заманчивым предложениям улучшить мое финансовое положение две.

Первая: Пушкину я верю больше, чем рекламным текстам. А помните, как Германн из «Пиковой дамы» остерегался «рисковать необходимым, чтобы получить излишнее»? А когда поддался на рекламный текст о трех картах и начал действовать, что с ним стало? Не в опере, а в повести? Сидит в сумасшедшем доме.

Вторая причина проще, она вообще без философии: у меня никогда не было денег. которыми можно было бы рискнуть. И все. К сожалению, профессия, которую я выбрала по любви, плохо оплачивается. Так было при советской власти, так и сейчас.

Я не сетую. Понимаю: или по любви, или – за деньги. За деньги – это не любовь, это иначе называется. Не советую, правда, тем, кто владеет средствами массовой информации, радоваться такому признанию. Мне-то уже мало чего, кроме лекарств и пропитания, надо, а тем, кому еще жить, детей растить?

Есть роман Роберта Сильвестра «Вторая древнейшая профессия». Это о журналистике. А какая первая древнейшая? Ну то-то.

А может быть, это все «слова, слова, слова»? И стоят за ними лень и трусость? Ведь ничего не предпринимать, прикрываясь принципами или отсутствием возможностей, проще, чем что-то предпринимать, пробовать прорваться через трудности и обеспечить себе другую свободу, которую дают деньги. А это в том числе и профессиональная независимость. Но неправда, что «так просто жить лучше».

Наверное, я должна бы сказать, подобно незабываемой Марине Сергеевне из той же рекламы МММ: «Ну и что, что немолода, ну и что, что ошибалась…»

Но я и в молодости была не умной, в том смысле, что не расчетливой, а теперь уже ничего другого не остается: на перемену вектора нет ни времени, ни сил.

Никому я не пример. То, что так со мной получилось, моей заслуги ли вины нет. Так сложилась жизнь.

Хотя, если прислушаться к Юрию Левитанскому, то

Каждый выбирает для себя.

Выбираем тоже – как умеем.

Ни к кому претензий не имеем.

Каждый выбирает для себя!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: